Ответ на меморандум и имитацию круглого стола.

1 пункт:

Цитата из меморандума:

«Участники форума в Швеции от 18 декабря 2020года единодушны в том, что в результате неправомочного посягательства президента ЧРИ Докки Умарова на основы конституционного строя Чеченской Республики Ичкерия в октябрe 2007 гoдa сложилась непредусмотренная Конституцией ЧРИ правовая неопределённость в деятельности органов государственной власти.

Выступавшие также констатировали факт правового тупика, заложенного авторами Конституции, не предусмотревший в ней правовой регламент и процедуру преемственности власти в условиях военного времени и длительной оккупации республики, когда становится невозможным осуществление исполнительной, законодательной и судебной ветвями власти своих полномочий.»

Эти утверждения не соответствуют действительности, так как конституция ЧРИ чётко предусматривает пути выхода из подобной ситуации.

А именно, ЧРИ как государство имеет незыблемую правовую основу, которая объявила о независимости и создала свое государство в результате развала СССР, в чем ассоциация
Б-М никогда не сомневалась и не подвергала сомнению.

Для тех, кто не осведомлён, доводим до сведения, что, несмотря на наличие власти или её отсутствия, а также в случаи попытки её узурпации или изменения государственного строя, или упразднения ЧРИ — все эти действия не могут подорвать основы государства.

Конституция ЧРИ гласит:

Статья 1. «Государственный суверенитет и независимость Чеченской Республики неделимы, незыблемы и к полномочиям органов государственной власти не относятся».

Это означает, что любые попытки упразднения чеченской государственности или изменения государственного строя, путём непрописанным в основном законе, являются противозаконными и преступными действиями и в принципе не могут быть применены и приняты.

 
2 пункт:

Кабинет министров обосновывает свою легитимность на основе указа Д. Дудаева о ГКО от 3 февраля 1995 года и указом А. Масхадова от 6 октября 1999 года.

Они ошибочно полагают, что комитет ГКО заменяет функции всех государственных органов власти, как законодательных, так и исполнительных. Хотя сам указ о комитете ГКО гласит, что он создан: «В целях обеспечения централизации руководства управления и взаимодействия силами обороны, руководствуясь ст. 73 Конституции ЧРИ».

В своём меморандуме, они так же утверждают, что ГКО является высшим органом государственной власти на период военного времени.

В своей основе, ГКО является высшим органом власти только в области обороны и безопасности, и не один пункт закона о положении ГКО не предусматривает выход за рамки обороны и безопасности.

Доказательством этому из конституции ЧРИ:  

Статья 4. Статус Государственного комитета обороны ЧРИ.

«Государственный комитет обороны ЧРИ высший коллегиальный орган, возглавляющий единую систему государственной власти ЧРИ, в условиях военного времени, призванный осуществлять функции организационно-управленческого, исполнительно-распорядительного характера в области обороны и безопасности.

Государственный комитет обороны ЧРИ образуется Указом Президента ЧРИ, на период военного времени, для осуществления вооружённой защиты конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности ЧРИ.

Государственный комитет обороны ЧРИ принимает политические, экономические, военные, социальные и правовые меры для исполнения законов и иных нормативных актов, регламентирующих отношения в сфере обороны и безопасности».


В дополнении к этому, Статья 5. конституции ЧРИ гласит:

«Государство, все его органы и должностные лица связаны правом и конституционным строем. В Чеченской Республике обеспечивается верховенство Конституции и законов над всеми иными нормативными актами. Законы и иные правовые акты, противоречащие положениям Конституции, не имеют юридической силы».


Поэтому
, Резолюция:  №217 Государственного Комитета Обороны ЧРИ от 5 июня 2000 года

Часть первая 1.

« а) В связи с военно-политическими особенностями нынешнего периода, наделить Президента ЧРИ всеми необходимыми дополнительными полномочиями, высшей, исполнительной и законодательной власти».

     — противоречит  конституции ЧРИ и не может быть трактована никем, для обоснования своих действий.

Напоминаем:  Статья 6. Основные задачи Государственного комитета обороны ЧРИ.

«Основными задачами Государственного комитета обороны ЧРИ являются:
— защита конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности ЧРИ;
— обеспечение исполнения законов и других нормативных актов, регламентирующих отношения в области безопасности;
— разработка нормативных правовых актов в области осуществления обороны;
— проведение единой государственной политики в области обороны и безопасности;
— осуществление руководства Вооружёнными Силами ЧРИ, воинскими
формированиями и органами, в пределах своей компетенции;
— разработка основных направлений военной политики и положений военной доктрины ЧРИ;
— разработка и реализация государственных программ вооружения;
определение мобилизационных заданий центральным органам
исполнительной власти, органам местной власти, органам местного самоуправления и экономики;
— координация деятельности органов исполнительной власти в области обороны;
— разработка предложений по реформированию существующих, либо созданию новых органов осуществляющих оборону;
— подготовка рекомендаций по вопросам внутренней и внешней политики в области обороны и безопасности;
— подготовка предложений по продлению или отмене военного положения».

3 пункт:

На видео, опубликованном на ютуб- канале Ахмеда Закаева в третьей части несостоявшегося круглого стола, с 14 минуты А. Закаев утверждает что являлся членом ГКО  с начала первой чеченской войны, однако, в указе Д. Дудаева от 3 февраля 1995 года, указаны все имена и фамилии членов ГКО, имя Ахмеда Закаева в этом списке отсутствует.
Соответственно, он не являлся членом ГКО, согласно указу от 3 февраля 1995 года.

4 пункт:

Следующее заявление из меморандума, на которое нужно обратить особое внимание.

Цитата:

«В результате многолетней войны подавляющее большинство членов ГКО-МШ ЧРИ погибло.
B связи с этим, исходя из существующих реалий и принципа необходимости, руководствуясь статьёй 79, 80, 81 Конституции ЧРИ, кабинет министров ЧРИ в целях обеспечения преемственности власти 7 ноября 2016 года принял постaновлeниe o формировании нового состава ГКО-МШ ЧРИ путём кооптации новых членов».

После объявления Имарата Кавказ, Закаев сформировал Кабинет Министров, и, прибегнув к юридическим ухищрениям через законодательство Ичкерии, обратился к парламенту ЧРИ с просьбой издать постановление об утверждении сформированный им Кабинета Министров.
На основании — статьи 64 – конституции ЧРИ, парламент утверждает сформированный Закаевым Кабинет Министров. Но после самоуправства в вопросах переговоров с марионеточной властью в Чечне, очередным постановлением парламента, Кабинет Министров был отправлен в отставку полным составом. Дальнейшие действия Председателя и состава Кабинета Министров, отправленного в отставку, не поддаётся пониманию здравого смысла.

В ответ, он издает антиконституционное постановление  № А-77 и объявляет председателя парламента и других депутатов вне закона, несмотря на то, что он в принципе не располагал такими полномочиями и к тому же отправлен в отставку. Такими полномочиями не обладает даже всенародно избранный, действующий президент.

Отправленный в отставку Кабинет Министров, не имеет полномочий формировать абсолютно новый состав ГКО Меджлис Шура и переименовывать его в ГКД.

Но самое парадоксальное в этом то, что ГКД, который сформирован распущенным Кабинетом Министров, становится правовой основой, для утверждения легитимности этого же Кабинета Министров.

Возникает вопрос, каким образом сформированный 7 ноября 2016 года ГКД, может служить основанием легитимности Кабинета Министров, который сформирован по прошествии 9 лет и на основании чего, функционировал Кабинет Министров с 2009 по 2016 год???

Please follow and like us:

Добавить комментарий